Календарь

Журнал

Журнал

« Назад

«Медем» – исторический выбор  01.12.2014 23:52

 

Патриотическое кино или провокация?

В конце октября в Доме кино состоялся открытый показ документального фильма «Медем» об одном из новомучеников саратовской земли графе Александре Оттоновиче Медеме. В зале собрались друзья молодого режиссера фильма, уроженца Хвалынска Алексея Наумова, студенты Саратовской православной духовной семинарии, почитатели святого и просто люди, неравнодушные к истории края и страны. После просмотра развернулась оживленная дискуссия: патриотично ли сегодня продолжать рассказывать о жертвах советского террора или российский зритель нуждается в другом кино; стоит ли тратить творческие силы на прошлое или лучше сделать что-то для настоящего; что вообще волнует современную молодежь? О том, как искали ответы, — наш репортаж.

021214-medem-02Режиссеру фильма всего 29 лет. Алексей Наумов — кандидат исторических наук, автор четырех книг по истории Хвалынска, семьи графов Медемов и храмовой архитектуре Хвалынского района, исследованием жизни мученика Александра занимается с 14 лет. Этот фильм — результат десятилетней работы в архивах, музеях и библиотеках Хвалынска, Сызрани, Москвы, Валмиера (Латвия). В ленте также собраны свидетельства родственников и знакомых святого о нем и его семье. На экране мы видим внучку Александра Медема Ольгу Медем, его внучатую племянницу Татьяну Гришанову, сына и внука служащих графа. Их воспоминания уникальны еще и потому, что в большинстве своем нигде более не зафиксированы.

Мученик Александр по отцу — представитель древнего балто-немецкого рода, а по матери — русского аристократического дома, в генеалогии которого сплелись многие громкие дворянские семьи: Долгорукие, Бартеневы, Бутурлины. Он с детства был лютеранином, но в годы Первой мировой войны принял православие. Он любил Россию, родительское имение Александрия под Хвалынском, в котором провел лучшие годы жизни, горячо любил свою жену Марию Федоровну, урожденную Черткову. Именно она, по мнению Алексея Наумова, смогла в полной мере открыть для мужа красоту православной веры. Александр Оттонович был искренне верующим человеком и, несмотря на потерю привилегированного статуса и всего имущества, многочисленные аресты и болезни, гибель родных и близких, он явил своим современникам пример истинного христианина, готового принять мученическую смерть за Христа. В 2000 году Русская Православная Церковь прославила графа Медема в лике святых новомучеников и исповедников. Его имя включено в состав Собора Саратовских святых.

Фильм «Медем» в августе 2014 года получил Гран-при Международного фестиваля молодежного документального кино в Республике Сербской под патронатом Эмира Кустурицы, а в октябре — диплом Седьмого фестиваля российского документального кино в Нью-Йорке и, конечно, не мог не вызвать живой отклик у зрителей на саратовском показе. Правда, сначала люди не торопились что-то высказывать, просто потребовалось время, чтобы осмыслить увиденное. Режиссер рассказал о том, как проходили съемки, затем потихоньку стали подаваться реплики из зала. Разговор принял неожиданный оборот, когда молодой парень, корреспондент телеканала ТНТ-

Саратов Владимир Лешуков, кстати, добрый приятель Наумова, предварительно отметив достоинства фильма, пожелал Алексею в продолжение их давнего спора отойти в творчестве от столь жесткого отрицания «красного» периода нашей истории, потому что, несмотря на всю кровь, на все репрессии и жертвы, была и Великая Победа 1945 года, были выход в космос, индустриализация, научные открытия, увеличение численности населения.

— Мне кажется, сейчас нам нужен синтез эпох, а не продолжение гражданской войны, — заявил Владимир. — Если получится у «красных» с «белыми» договориться, тогда мы действительно придем к историческому примирению. Потому что историческое примирение — это не улица Деникина — бывшая Фрунзе, а угол улиц Деникина и Фрунзе. Когда будут стоять памятники и Ленину, и Колчаку, тогда, может быть, мы, патриоты, русские люди, станем сильнее, а если сейчас поднимать тему противостояния и ее обострять, то мы уподобляемся бандеровцам, которые уничтожают монументы Ленину и кричат, что надо убивать русских.

Кругом послышались голоса:

— Да вы что такое говорите?!

— Не надо об этом!

— Давайте не будем о политике!!!

Женщина средних лет поднялась с места и вышла в проход между рядами, с усилием перекрикивая поднявшийся в зале гул:

— Да если бы не было тогда истребления всей интеллектуальной элиты, то, может быть, Россия была бы еще лучше! Ведь какие умы уничтожили!

— Вы знаете, тем не менее Советский Союз вырвался в интеллектуальные лидеры мира, — парировал Лешуков.

— Россия должна гордиться такими людьми, как Алексей Наумов! — почти с пафосом произнесла оппонент.

— Конечно! Я сам горжусь! — подтвердил Владимир.

Накалившаяся атмосфера немного разрядилась от общих аплодисментов.

Алексей отвечал медленно и спокойно, будто взвешивая каждое слово, точнее, казалось, что взвешенные давно мысли он теперь аккуратно переливает в нужную словесную форму:

— Не может быть примирения там, где его быть не может. То, что сделали большевики, мы пожинаем до сих пор. Сегодня у нас много проблем в государстве, обусловленных историческими процессами, в том числе и постсоветского периода. Одна из главных — это отсутствие национально мыслящей элиты. Нужно время — она, как золото, намывается. Слава Богу, выжила наша Православная Церковь, несмотря на то, что вы видели в фильме, и в 90-е годы она стала стабилизирующей силой в обществе, а сегодня, когда фактически происходит разрушение европейской христианской цивилизации, Россия — один из последних бастионов. И я рад, что сейчас у нас есть время и возможность посмотреть на себя, восстановить историческую память, чтобы стать по-настоящему сильными.

Сквозь какофонию вновь зашумевших голосов пробился мужчина почтенного возраста с замечанием о том, что в его родном селе в Базарно-Карабулакском районе был батюшка, который служил до самой своей естественной смерти в 64-м году.

— То есть я хочу сказать: не на всех священников шло гонение, — подытожил выступавший. — Вы хороший фильм сняли, но займитесь не тем, что было, а нынешним временем! Сколько предприятий у нас разрушено, сколько молодежи болтается без дела!


По залу прокатилось хихиканье, но человек, произнесший эту речь, был искренне и, конечно, не беспочвенно озабочен ситуацией в регионе — он будто не заметил, как хихикали.

— На самом деле нация, незнающая своей истории и не испытывающая к ней интереса, обречена, — ответила на его высказывание университетская подруга Наумова Кристина Миронова, — поэтому то, чем занимается Алексей, достойно не просто аплодисментов, а колоссального уважения, потому что мы сейчас создаем то будущее, в котором будут жить наши дети. В нашей истории были сложные моменты, но это — наше прошлое, и мы не должны его замалчивать.

И действительно, режиссер фильма «Медем» показывает историю одной семьи на фоне эпохи. Он не навязывает своего мнения — приводит только факты, а выводы мы должны сделать сами. Но при этом нужно быть честными с собой. Может, тогда не будет возникать вопросов о ментальном прекращении гражданской войны между «красными» и «белыми» ради взращивания патриотизма. И разве называть вещи своими именами, четко разграничивать добро и зло означает не любить? Ведь любовь только тогда ценна, только тогда она действительно любовь, когда не завязывает себе глаза и не надевает розовые очки, а смотрит открыто и трезво. И только тогда она способна на подвиги. Если мы будем честными, делая выводы после просмотра фильма, нам не будет казаться, что можно налаживать день сегодняшний, не разобравшись толком в дне вчерашнем. А граф Александр Медем не будет восприниматься как случайная жертва террора или странный человек, который почему-то не захотел спасти свою шкуру. Он просто (как будто это действительно просто) предпочел мученический венец. «Медем» — патриотическое кино и провокация одновременно, потому что оно учит любить свою страну и ее героев и действительно провоцирует своих зрителей задавать вопросы и искать ответы.

«Саратовская областная газета» № 191 (3535)
Инна Стромилова