Календарь

Журнал

Журнал

« Назад

О цене и смысле свободы  18.05.2017 13:19

 

В издательстве Саратовской епархии вышла в свет книга игумена Нектария (Морозова) «Путь к свободе. О зависимости от вещей, людей и мнений». Как и все книги этого автора, она отвечает, по сути, на вопрос о том, что и почему разделяет человека и Бога и как в своей повседневной христианской жизни это разделение преодолевать. На страницах данного пастырского труда столько конкретики, столько обращений к житейским моментам, в которых сознание современного человека нередко «подвисает» в поисках выхода, что его с самого начала хочется читать с карандашом, составляя себе для запоминания короткие схемы и планы. Практическая ценность этой книги заключается в том, что она позволяет не только понять, но и уложить в голове в непротиворечивом и цельном виде всё то, что касается внутренней свободы христианина и пути ее обретения.

«Хочу зеленые занавески!»

18052017-001Кажется не случайным то, что первым в названии этой книги употребляется слово «свобода» и только потом — «зависимость». Свободными хотят быть все, а зависимыми считают себя очень немногие. Преподнося кому-нибудь из знакомых книгу «о зависимостях», можно столкнуться с недоумением: кто-то всерьез полагает, что такие книги пишутся для социально опустившихся людей — алкоголиков, игроманов — или для фанатов, готовых покончить с собой от невнимания кумира, а точнее, для их родственников, желающих хоть чем-то помочь несчастным. Но правда заключается в том, что путь любого человека к обретению самого себя — подлинного себя, не обусловленного чьим-то мнением, не раздерганного страстями и страстишками — лежит через выявление и преодоление в себе зависимых состояний. И состояний этих — несть числа, диву даешься порою, где они кроются…

Вспоминается, как в одной из бесед с прихожанами автор этой книги рассказывал, насколько разные у людей бывают скорби. Приходит одна женщина — у нее онкология, какие-то суды по жилью, голову преклонить негде. Приходит другая и жалуется: морщинка поперечная на лбу, и так она лицо старит! И из такой «зацикленности на морщинках» — болезненной зависимости от мелочей — рождаются порой настоящие беды. Бывает, что беседует священник с человеком, ощутимо попавшим уже в какой-то водоворот в отношениях с супругом, с тещей или свекровью, и сложно понять даже, кто теперь перед кем больше виноват. А причина — как маленькая горошина, сокрытая под множеством перин: хотелось человеку дорогие зеленые занавески, или еще что-нибудь в комнату, или что-то в автомобиль, да так, что жизни без этого не было. А теперь жизни нет по другой причине: потому, что цена этих условных «занавесок» в отношениях с ближними оказалась слишком велика.

Конечно, суть пастырского совета заключается не в том, чтобы разбирать вместе с человеком, целесообразно и оправданно ли было, к примеру, покупать магнитолу в автомобиль. Христианство может дать человеку нечто большее, нежели оценку его желаний: оно может дать ему ту жизнь и ту полноту бытия, в которой любые неудовлетворенные желания окажутся чем-то необязательным и условным. Но для этого нужно совершать повседневную внутреннюю работу, смысл которой можно выразить всего в двух словах: научиться любить.

О зависимости и любви

Глава, где рассматриваются взаимоотношения понятий «зависимость» и «любовь», является, без сомнения, одной из самых интересных в книге. Человек склонен говорить и жаждать слышать о любви сильные, красивые слова, но при этом нередко не умеет отличать любовь от ее бесплодных искажений. А если и учится, то очень часто впадает на этом пути в одну из двух крайностей: восприятие любви как зависимости в принципе — зависимости химической, физической, душевной — и восприятие христианской любви как любви, в которой отсутствует какая бы то ни было привязанность к человеку. И то, и другое в определенной степени неверно, а пройти средним, «царским» путем невозможно вне реального опыта духовной жизни, который всё расставляет по своим местам. «Любовь — это то, что не укладывается до конца в какие-то земные категории,— пишет автор. — Подлинная любовь, если она действительно есть в человеке, — это нечто Божественное. Не нужно ожидать, что наша любовь будет обладать всеми теми ее признаками, на которые указывает апостол Павел (см.: 1 Кор. 13, 4–8), потому что он говорит о любви совершенной, а наша любовь, человеческая, не такова, — она может лишь стремиться к тому, чтобы совершенной стать. Тем не менее если в нашей любви друг к другу есть что-то от ее Божественного источника, если она развивается в правильном направлении как любовь как таковая, то она, безусловно, от Бога. И то, что мы будем делать не по страсти, а именно по любви, будучи по виду проявлением нашей “несвободы” и “зависимости”, все-таки не будет ни несвободой, ни зависимостью, а, напротив, нашей совершенно свободной, добровольной жертвой и подвигом».

Добровольная жертва, совершаемая не по страсти, не из корысти — то, что роднит нас со Христом; это есть то, на что человек не сможет пойти, если не имеет желания приблизиться к Нему. Зависимость же возникает тогда, когда человек, испытывая острую нехватку тепла и мира душевного, начинает искать в человеческих взаимоотношениях то, что могло бы заполнить в нем пустоту, которую на самом деле никто и ничто, кроме Бога, заполнить не может. Об этой пустоте тоже очень много и подробно сказано в книге — о ней и о тех состояниях, которые вследствие нее рождаются. Читая о них, можно прийти к выводу, что любое человеческое состояние имеет, скажем так, экзистенциальную пару, в зависимости от того, духовно полон человек или духовно пуст: духовное ученичество — пристрастие к духовнику; ощущение супруга единой плотью с собой (ср.: Быт. 2, 24) — «присваивание» супруга вплоть до полной ломки его личности; чувство общности, когда вино веселит сердце человека (Пс. 103, 15) — чувство глубокого одиночества и замкнутости, когда только в нетрезвом виде возможна душевная откровенность. Выглядеть эти состояния могут совершенно одинаково и даже практически одинаково ощущаться человеком, но одни из них ведут к верной погибели, а другие — ко спасению. Для того чтобы приобрести дар их различения, и нужно всеми силами освобождаться внутри себя от того зазеркального вИдения, которое сообщает человеку любая зависимость.

Жажда спасительная и жажда убивающая

Многие люди, как отмечает автор книги, даже являясь людьми верующими, не вдумываются в то, какую ценность лично для них представляет духовная свобода. И, поскольку это остается в их понимании чем­то благим, но достаточно абстрактным, готовы обменять ее на «удобное христианство», в котором можно существовать, не особенно меняя свой привычный, доцерковный образ жизни, мыслей и чувствований, и в котором найдется место тем привычкам, что давно уже владеют человеком, тогда как он мнит себя их великодушным властелином. Но такого христианства… не бывает, поэтому выгодно обменять свободу нельзя — от нее можно только отказаться, не приобретя взамен ничего, кроме иллюзий. «В этом суть стремления человека быть “рабом человеков”, — отмечает отец Нектарий, — он отдает свою свободу в обмен на право не думать, не выбирать, не рисковать, не ошибаться, не страдать из-за всего этого, по сути — не жить».

Если бы существовала необходимость выбрать евангельский эпизод, который стал бы неким прологом, эпиграфом этой книги, это был бы, по моему личному ощущению, диалог Христа с самарянкой (см.: Ин. 4, 1–42). Жаркий день, пустынная местность, колодец, бесконечное хождение за водой — почти механическое уже, такое привычное. Небезгрешная женщина, у которой было пять мужей и которая, по-видимому, приспособилась как-то — и к неудобному водоносу, и к искаженным самарянским верованиям, и к характеру «мужа» очередного. Слова, звучащие из уст странного Путника: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять. А как же иначе: человек — существо слабое, без воды и недели не протянет… И вдруг, словно гром среди ясного неба: кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек. И вот уже эта женщина бежит в город, оставив водонос — оставив, по сути, всё то, без чего она не мыслила своей жизни, чтобы рассказать другим о Том, Кто неизмеримо больше любой нашей зависимости и может сделать нас самих неизмеримо сильнее ее. Отвергнуться жажды убивающей, жажды бренной, жажды неутолимой и обрести жажду спасительную — вот то, о чем по прочтении этой книги хочется молиться и в соответствии с чем хочется жить.

 

Газета «Православная вера» № 09 (581)

[Елена Сапаева]